Инклюзивная возможность

Инклюзия как модель нашего мира

Инклюзивная возможность

Инклюзия как модель нашего мира

Что нужно для развития инклюзивного образования

«Что мешает развитию инклюзии в школах: нехватка ресурсов или наши страхи?» — так была заявлена тема дискуссии, инициированной благотворительными фондами «Нужна помощь» и «Абсолют-Помощь». Учителя, психологи, родители, сотрудники НКО собрались, чтобы обсудить проблемы, с которыми они сталкиваются при попытках сделать инклюзивное образование обычной и повсеместной практикой. Возможно ли вообще такое в нашей стране? Если речь не идет об имитации процесса, одного желания и даже закона об инклюзивном образовании, к сожалению, недостаточно. Это долгий процесс, который начинается с воспитания базовых ценностей в обществе. Это технология, которая должна подкрепляться ресурсами: материальными, профессиональными и, прежде всего, — человеческими. Впрочем, большинство участников этой встречи много лет развивают инклюзивное образование и готовы делиться своим опытом — успешным и не очень.

Очень часто под «инклюзивным образованием» люди понимают пандус для инвалидной коляски, установленный в школе. Инклюзия — это не пандус и вообще не только «доступная среда», хотя, разумеется, среда должна быть именно такой. Мало того, как говорят люди давно работающие с инклюзией, это не только «про детей с особенностями развития».

Исполнительный директор благотворительного фонда «Абсолют-помощь»

Инклюзия — это про всю нашу жизнь, про, то, как мы принимаем разных людей или их отталкиваем, а образование — только часть базового подхода.

Слово «инклюзия» переводится как «включение», это про то, что каждый в нашем непростом мире нуждается во внимании, про диалог, про то, что, как говорил философ-гуманист Мартин Бубер, «только рядом с человеком мы способны развиваться».

Инновационная школа-интернат «Абсолют» открылась в 2014 году как коррекционная для детей с ограниченными возможностями здоровья, в том числе и со сложными диагнозами.

Постепенно стали набирать, как называют их здесь «гимназические классы» — из «нормальных», обычных детей. Оказалось, что это дает стимул для развития и тем, и другим.

Директор школы Мария Прочухаева так определила свое понимание инклюзивного образования.

Директор школы-интерната «Абсолют» Под инклюзией мы понимаем модель нашего мира, где есть какой-то процент детей, которые рождаются «особыми», такими или иными. По идее, любой детский коллектив должен быть устроен примерно так же.

Каждый ребенок — это норма. Есть ли у него семья или нет, есть ли отклонения физические или психические, приехал ли он из другой страны — это неважно. Инклюзия — это принятие.

Конечно, основная идея инклюзивных школ — поддержать детей, у которых есть какие-то особые потребности: в силу здоровья, поведения, жизненных обстоятельств, чтобы они развивались, были интегрированы в общество. Но и детям, которых называют «обычными», как говорят специалисты, очень нужен этот общечеловеческий опыт, без него не разовьются важные сегодня навыки, soft skills.

Психолог Анна Тихомирова делится своими личными наблюдениями — все ее трое детей были участниками интегративного лагеря «Турград», который с начала 1990-х организует «Ассоциация молодёжных инвалидных организаций».

Глава психологической службы «Хорошколы»

Я знаю, что для всех моих детей этот опыт стал жизнеобразующей, стержневой ценностью, вокруг которой строится все остальное. Я вижу, как они отличаются от одноклассников, чем завоевывают авторитет в любом сообществе — именно способностью принимать разных людей.

Когда в обществе (и в школе, в том числе), образуется критическая масса людей, переживших такую историю, которые свободно принимают всех, с любыми особенностями: тех, кто ездит на коляске, дерется, плюется, — вот тогда инклюзия становится возможной. И при таком подходе становится очевидно, что у каждого ребенка, вне зависимости от состояния его здоровья, есть свои особые образовательные потребности и школа должна быть готова их предоставить. Например, выяснилось, что половине малышей в начальной школе, чтобы они смогли высидеть урок в 40 минут, нужны качающиеся стулья — они не могут воспринимать информацию, если тело не находится в движении, они начинают себя вести деструктивно и срывать урок, рассказывает Анна Тихомирова, которая возглавляет психологическую службу «Хорошколы». Кому-то надо показывать — на слух он не воспринимает, кто-то наоборот. Талант — тоже особенность и требует особой среды, иначе одаренный ребенок станет агрессивным или несчастным. В каждом классе любой школы можно найти ребенка с особыми физическими и психологическими потребностями, и, если они не будут удовлетворены, через два года он станет подростком с девиантным поведением.
Глава психологической службы «Хорошколы»

Дети разные и это надо школе и соответствовать: купить стулья, обучить учителей и так далее, чтобы каждый ребенок чувствовал себя способным учиться.

Каждый ребенок — «особенный». Именно в понимании этого — главная идея инклюзии. И, как выясняется, основная сложность.

Спор о том, нужна инклюзия или нет, сегодня уже пройденный этап — существует Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации», подписанный президентом РФ 29 декабря 2012 года, согласно которого каждый ребенок имеет право на инклюзивное образование. Но на практике всё совершенно не так просто. «Инклюзия — не фея», — говорят участники дискуссии.

Мои коллеги работают в очень разных школах по всей России — в глубинке, в деревнях, мы видим, что если «особый» ребенок попадает в обычную общеобразовательную школу, это огромная проблема. Счастье, если учитель на него просто не будет обращать внимание в классе, иначе он может просто навредить. Мы не можем других заставить принять наши ценности, а разделяет их небольшой процент.

Психолог школы № 2124, где учатся дети со сложной структурой дефекта, Елена Поднебесных считает, что самая большая проблема — в головах родителей.

В школе, где обучаются дети сложные с тяжелыми множественными нарушениями в развитии мы открыли класс детей, обучающихся «по первому варианту» (то есть по общеобразовательной программе, — прим. ред.). 1 сентября дети и родители были настроены совершенно благостно, а через месяц они стали потихонечку уходить.

Но родителей тоже можно понять. Типичная ситуация в «инклюзивном» детском саду — «особый» ребенок ударил «обычного», родители возмущены: «Мы всё понимаем, но почему мой ребенок должен страдать, каждый день приходить покусанный и в синяках? У него тоже есть потребности — как минимум в безопасности».

Московская технологическая школа № 1540, больше известная как ОРТ, начала работать на принципах инклюзии в самом начале движения, 20 лет назад. Сегодня в каждом классе есть по несколько детей с «особенностями».

Руководитель психологической службы ОРТ Софья Розенблюм, координатор инклюзивного образования считает, что если школа готова построить настоящую инклюзию, а не ее имитацию, это желание должно быть подкреплено серьезными ресурсами.

Руководитель психологической службы ОРТ (Московской технологической школы № 1540)

Сейчас многие думают, что можно, исполняя закон, посадить ребенка в общеобразовательную школу и просто игнорировать, не трогать, не обижать — и это и есть инклюзия. Это не так. Инклюзия — это технология.

По мнению эксперта, в инклюзивной школе обязательно должны быть специалисты: дефектологи, логопеды, нейропсихологи, тьюторы. Причем, в школе ОРТ большинство из них имеют опыт работы в коррекционной школе. Как только у учителя возникла проблема, он должен немедленно обратиться за помощью — хороший педагог должен понимать, в каких случаях его квалификации недостаточно.

Руководитель психологической службы ОРТ (Московской технологической школы № 1540)

Нельзя учителя оставлять один на один с проблемой, рассчитывая, что он очень хороший человек и будет эту проблему терпеть.

Кроме того, поддержка и развитие одних детей должны быть не за счет других.

Да, инклюзивное пространство — это принятие особенностей разного вида, но оно должно быть творческим для всех. Потенциальные победители олимпиад также имеют право на инклюзию, считает психолог.

Руководитель психологической службы ОРТ (Московской технологической школы № 1540)

Частая ошибка родителей особых детей — им кажется, что всё в школе должно крутиться вокруг их детей. Но это не так — всё в школе должно быть устроено так, чтобы права у детей были одинаковые.

И ни один ребенок не может эти права нарушать — если он это делает, то тьютор должен объяснить, что он делает не так и пошагово выстраивать вместе алгоритмы поведения. Но для этого в школе должны быть тьюторы.

Руководитель психологической службы ОРТ (Московской технологической школы № 1540)

Механическое нахождение ребенка в инклюзивной среде, если он совсем не понимает ситуацию вокруг, не дает ничего для его развития, только отнимает огромные ресурсы у школы, — считает Софья Розенблюм. — Если мы просто хотим, чтобы дети поняли, что мы живем в сложном мире, что все разные и нельзя никого обижать, они поймут. Но все-таки перед школой стоят и академические задачи.

И для того, чтобы действительно обеспечить образовательные потребности и развитие всех этих разных детей, одних только ценностных установок мало — школе нужны серьезные ресурсы: педагогические, профессиональные, материальные.

Все 20 лет, пока у нас в стране так или иначе официально существует инклюзия, она переживает разные периоды поддержки от государства. «Золотые времена», как это было в начале 2000-х, особенно в столице, где под проект «Стрижи» выделялись большие средства, явно прошли. Но это не значит, что ничего нельзя сделать.

Исполнительный директор благотворительного фонда “Абсолют-помощь”

И сейчас есть ресурсы, которые надо уметь взять, — делится Полина Филиппова, руководитель фонда «Абсолют-Помощь». — Средства выделяются президентским грантом, который проводят два раза в год, есть гранты мэра Москвы. Есть много частных фондов, которые занимаются детьми с особенностями развития, проекты и программы. Не всегда нужны деньги — есть интеллектуальный ресурс, накопленный опыт, возможность собрать команду, создать сообщество. Как говорят участники дискуссии, а все они имеют серьезный практический опыт построения инклюзии и готовы им постоянно делиться, «препятствие — в головах».

Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Источник: https://edexpert.ru/inkluziya

Инклюзия в понимании современного общества

Инклюзивная возможность

Инклюзия в понимании современного общества. Пахолкина Т.М., Елина Д.Д., Задумкина Е.А., ФГБОУ ВПО «Череповецкий государственный университет», г. Череповец, Вологодская область, Россия.

Аннотация: В данной статье рассматривается вопрос инклюзии. Подчеркивается актуальность проведенного исследования на эту тему.

Ключевые слова: инклюзия, гуманность, инвалиды, ограниченные возможности.

В современном обществе остро стоит проблема понимания инклюзии. Главное не то,  как люди с ограниченными возможностями здоровья реализуют себя в обществе, а как человечество относится к таким людям. Ведь каждый человек нуждается в принятии и поддержке. В данной статье мы поднимаем вопрос о том, как современное общество относится к человеку с ограниченными возможностями здоровья.

Инклюзия (от inclusion – включение) – процесс реального включения людей с инвалидностью в активную общественную жизнь. Инклюзия предполагает разработку и применение конкретных решений, которые позволят каждому человеку равноправно участвовать в общественной жизни [1].

Инклюзия предусматривает для человека с особыми потребностями не ограничиваемое участие и свободу выбора его меры, форм и способов во всех социальных процессах, на всех ступенях образования, в процессе досуга, на работе, в реализации различных социальных ролей и функций [6].

Невозможно не заметить актуальность данной темы, ведь сейчас, к сожалению, в нашем мире количество людей, и зачастую детей, с ограниченными возможностями здоровья, растёт. Важно отметить, что идеи гуманизации, переосмысления человеческих ценностей, уникальности человеческой личности являются основными составляющими идеями инклюзивного миропонимания.

Данной проблемой занимались многие психологи, философы, социологи. Большой вклад в развитии данной темы внесли Е.И. Пурыгина, М.С. Староверова, Т.В. Тимохина. Авторы отмечают, что инклюзия достижима в той социальной среде, которая готова к восприятию самой этой идеи [3, 4, 5].

Каждый человек в нашей стране имеет право на образование, в том числе и человек с ОВЗ. Успешное введение инклюзивного образования возможно лишь в обществе, обладающем здоровой нравственной основой.

А в данный момент, сложилась ли такая нравственная основа в нашем обществе? Готово ли сейчас молодое поколение к такому ответственному шагу, как инклюзия? Данными вопросами задаются многие социологи, психологи, педагоги, что говорит нам о повышенном интересе к данной теме.

Исходя из вышесказанного, нами была поставлена цель – выяснить понимание проблемы инклюзии среди современной молодёжи.

Инклюзивное образование не считается синонимом лишь физического присутствия детей с различиями и дееспособностью вместе с другими детьми.

Создание соответствующих условий в инклюзивном образовании и воспитании охватывает все аспекты, в том числе материального, физического, позиционного аспектов.

Среда и возможности в такой системе должны быть на таком уровне, чтобы они охватили всех детей с различными ограниченными возможностями[4].

Многие образовательные учреждения переходят именно на иклюзивное образование, потому что сейчас происходит глобальные изменения в осознании общества с гуманной точки зрения.

Гуманистическая идея общественного сознания строится на представлении о том, что современный мир является взаимозависимым и взаимодействующим, в котором признается равноправие всех жизненных взглядов, где уважают традиции и принимают инновации, устанавливаются диалогические и равноправные отношения между людьми вне зависимости от того, какими возможностями (интеллектуальными, физическими и др.) человек обладает.

За последнее время можно наблюдать, как идеи о ценности жизни медленно, но неуклонно овладевают общественным сознанием. Происходит поворот социального интереса к людям, не таким как все, имеющим ограниченные возможности жизнедеятельности и социальной активности, чье развитие и жизнь не вписываются в рамки типичного [5].

Инклюзия в широком смысле этого слова включает в себя не только сферу образования, но и весь спектр общественных отношений: труд, общение, развлечения. Везде должна быть создана доступная и доброжелательная атмосфера, преодолены барьеры среды и общественного сознания.

На сегодняшний день инклюзивное образование на территории РФ регулируется Конституцией РФ, федеральным законом «Об образовании», федеральным законом «О социальной защите инвалидов в РФ», а также Конвенцией о правах ребенка.

Государство должно обеспечить инклюзивное образование на всех уровнях и обучение в течение всей жизни человека.

Разрушение барьеров при получении доступности к качественному образованию приводит к объединению общественного пространства инвалидов и здоровых людей, меняется отношение к инвалидности: она считается не пороком, а особенностью того или иного человека [2].

На наш взгляд, система инклюзивного образования, с точки зрения социокультурных возможностей, образовательного пространства, нравственных принципов общества расширяется с каждым днем. В связи с этим, на предмет изучения уровня готовности общества к инклюзии и осмысления проблемы отношения людей к человеку с ограниченными возможностями здоровья, нами было проведено исследование.

Экспериментальную базу составили студенты и преподаватели «Череповецкого государственного университета». В анкете предлагалось ответить на вопросы по блокам:

  1. Как вы относитесь к инвалидам?
  2. Какие положительные черты личности Вы можете отметить у инвалидов?
  3. Какие отрицательные черты Вы можете отметить у инвалидов?
  4. Как вы относитесь к тому, что бы инвалидом был ваш знакомый (ваш сосед, врач, родственник и др.)?
  5. В какой школе лучше всего было бы учиться детям-инвалидам?
  6. Нужны ли инвалидам льготы?
  7. Как Вы относитесь к созданию государственной программы трудоустройства инвалидов, созданию для них рабочих мест?

По результатам проведенного исследования, мы получили следующие данные: пилотажное исследование показало, что все респонденты положительно относятся к лицам с ограниченными возможностями, в том числе с интеллектуальными нарушениями; отмечают такие положительные черты личности как работоспособность, упорство в достижении цели, доброжелательность, терпение.

Многие респонденты видят людей с ограниченными возможностями своими соседями по дому, но затрудняются ответить, если это будет их родственник.

Не желательно, по мнению участников опроса, если лица с ограниченными возможностями здоровья будут коллегами, подчиненными, врачами, учителями, представителями власти.

Некоторые респонденты считают, что детям с нарушениями в развитии необходимо проходить обучение в специальном классе массовой школы, в школе индивидуального обучения. Необходимость льгот и государственной программы трудоустройства инвалидов признаются практически всеми участниками опроса.

Полученные нами данные свидетельствую о том, что общество заинтересовано в проблеме инклюзии в нашем мире. Именно с позиций гуманизма и принятия оно ищет решения данной проблемы.

В настоящее время не каждый готов принять человека с ОВЗ. Но осознание того, что люди видят данную проблему, что общество готово говорить, размышлять и действовать, для решения проблемы инклюзии должно мотивировать каждого. Такая этическая концепция утверждает ценность жизни любого человеческого существа, как единственного и неповторимого в этом мире.

Его безусловное право на полноценную жизнь вне зависимости от того, есть у человека дефекты в развитии или нет, а также его безусловное право на образование и специальную помощь в соответствии с его особыми потребностями, право на достойную жизнь среди людей, право на уважительное отношение к нему.

Ведь человек с ОВЗ, это не какой – то другой человек, это уникальная личность!

Поэтому процесс инклюзии в современном мире, это не только техническое или информационное внедрение каких – либо изменений в общественной жизни, а прежде всего – это изменение взгляда на жизнь и её ценность.

Ссылки на источники

  1. Алехина С.В. Принципы инклюзии в контексте развития современного образования / С.В. Алехина //Психологическая наука и образование. – 2014. — №1.
  2. Инклюзивное образование – путь к толерантному обществу :библиографический указатель / сост. С. В. Чиннова. — Мурманск : МГГУ, 2012. — 51с.
  3. Пургина Е.И.

    Философские основы инклюзивного образования в контексте специального федерального государственного образовательного стандарта для детей с ограниченными возможностями здоровья / Педагогическое образование в России. — 2014. — № 2

  4. Староверова М.С.

    Инклюзивное образование: настольная книга педагога, работающего с детьми с ОВЗ: методические пособия / М.С. Староверова и др.; под ред. Староверовой М.С. М.ВЛАДОС, 2011.

  5. Тимохина Т.В. Инклюзивно ориентированное образование / Перспективы образования и науки , 2014 , №5 ( 11 )
  6. Юлдасова А.С.

    Философия взглядов на инклюзивное образование / Познание – 2016

Статья  — участник конкурса Лучшая молодежная статья 2017 года

Инклюзия в понимании современного общества

Источник: https://son-net.info/inklyuziya-v-ponimanii-sovremennogo-obshhestva/

Вместе не страшно: в чем польза и смысл инклюзивного образования

Инклюзивная возможность

Когда речь заходит об особенных детях, мы говорим не только о детях с физическими ограничениями, но и о тех, у кого есть психоэмоциональные особенности развития.

Тема особенных детей и их социализации впервые начала подниматься в России в 1990-х годах. Специалисты обсуждали и пытались понять условия среды и методики работы с ними, встал вопрос подготовки специальных кадров.

Система инклюзивного образования, при которой дети с особенностями физического и психического развития учатся в общеобразовательных школах и наравне со всеми участвуют в жизни социума, получила формальные основания в 2013 году с принятием нового Федеральный закона «Об образовании».

 С этого времени в московских образовательных организациях начали появляться инклюзивные и ресурсные классы, которые посещают в том числе дети с расстройствами аутистического спектра.

Однако таких классов и групп все еще очень мало. Во-первых, работать в таких классах очень непросто, и для этого требуется наличие специальных компетенций у педагогов и просто любовь к людям и принятие других.

Во-вторых, большинство родителей против совместного обучения с особенными детьми. «Почему мой ребенок должен находиться рядом с ними и проходить упрощенное обучение?» — такой вопрос мне и моим коллегам задавали много раз.

Отвечу на него максимально подробно.

По данным Всемирной организации здравоохранения, за 2016 год число детей с расстройствами аутистического спектра выросло на 13%. Американская статистика говорит о том, что подобные расстройства встречаются у одного из 68 детей. Для сравнения: в середине 1970-х годов это соотношение составляло 1:5000.

Мы можем помочь им реализовать право на жизнь в обществе и сделать наше общество лучше. В моем окружении есть близкие люди, воспитывающие особенных детей. Мне довелось пережить с ними немало жизненных ситуаций, и я вижу, как непросто приходится родителям особенных детей.

Чаще всего в семьях с такими детьми один из родителей должен все время находиться рядом с ребенком, посвятить ему всего себя. К сожалению, большинство этих семей становятся неполными.

В детский сад отдать ребенка практически невозможно — дошкольных учреждений с особенными образовательными программами очень мало. Сложно устроить в школу, даже специализированную.

У родителей-одиночек практически отсутствует личная жизнь и возможность состояться профессионально.

Они оказываются в ситуации ограниченных возможностей совместного качественного детско-родительского досуга и развития.

Необходимы значительные средства для развития и реабилитации детей. В итоге понимаешь, что помогать надо не отдельным детям, а семьям. Для таких семей очень остро стоит вопрос социализации особенных детей. Для полноценной, насколько это возможно, жизни и развития таким детям необходим коллектив сверстников. Именно этого многие из них лишены.

Первый опыт организации инклюзивного образования я получила в 2014 году, когда мы с коллегами организовали группы для детей с особенностями развития в Центре культуры и досуга «Академический» (в то время я была директором центра). Недалеко от нас находился специальный частный детский сад для детей с особенностями развития аутистического спектра — это две комнаты и площадка для прогулок.

Кто-то из детей не говорил, у кого-то были проблемы с координацией, все они были очень чувствительны к внешним проявлениям: шуму, свету, интонациям, и при этом они очень чутко реагировали на внимание и присутствие заинтересованных взрослых. Мы стали приглашать детей на занятия рисованием, ритмикой, музыкой, открыли двери центра для подростков и молодых людей с особенностями развития.

Очень сложно сломать стереотипы и убедить родителей обычных детей, что инклюзивное обучение пойдет на пользу всем. Ведь особенный ребенок может научить сверстника чувствовать и понимать другого, отдавать и быть чутким к нуждам окружающих.

Чаще всего нам говорили, что подобное общение опасно. Кто-то из родителей не смог смириться с положением дел и писал жалобы в различные инстанции, грозил прокуратурой. Не только родители, но и часть педагогов так и не приняли ситуацию.

Я не осуждаю их — все мы стараемся защитить себя и своих детей от того, что кажется нам опасным.

С каждым годом понятие «психологической нормы» все больше размывается. В агрессивной информационной среде легко потерять ориентиры того, «что такое хорошо и что такое плохо».

Психика все хуже справляется с колоссально возросшим объемом данных, и мы становимся все более уязвимыми, раздражительными.

А с увеличением уровня стресса падает наша способность принимать других людей, признавать их право на особенный образ жизни.

Каков выход из этой ситуации? Общаться с людьми, которые отличаются от нас.

Если мы научим своих детей взаимодействовать со сверстниками другого склада, то повысим их способность к социализации, в результате улучшим и их психическое состояние.

Они не станут бояться и отвергать других, а значит, сами станут более спокойными и уверенными. Ведь принятие — это гарантия собственного эмоционального равновесия.

Пока же специалисты и научное сообщество (Ресурсный центр МГППУ, МГПУ, психологический факультет МГУ и другие) наблюдают другие тенденции: общество становится все более разобщенным и нетерпимым к отдельным социальным группам. Это опасно тем, что в конце концов наши дети перестанут принимать и нас самих.

Впрочем, есть и позитивные сдвиги. Появляется больше волонтеров, которые работают с особенными детьми. Эти люди готовы часами объяснять, что дети-аутисты ничем не угрожают окружающим. Да, с ними непросто общаться, но если этому научиться, то можно помочь человеку. Они такие же люди, как и мы, а значит, имеют право на любовь, тепло и признание.

Благодаря волонтерам общество постепенно начинает осознавать проблему и принимать саму возможность инклюзивного обучения. В Москве чуть больше 20 ресурсных классов, где дети с особенностями развития могут обучаться наравне со всеми. Это практически ничто в сравнении с общим количеством школ. Не все получается, не все школы справляются с вызовом, но негативный опыт не менее полезен.

В Международной гимназии «Сколково» мы также придерживаемся принципов инклюзивной политики. В международных стандартах, а именно в системе международного бакалавриата (IB), по которой работает и развивается гимназия, инклюзивная политика — обязательная составляющая философии образования.

Наши возможности в области организации инклюзивных программ ограничены, так как гимназия работает по программам повышенной сложности.

При этом, так как в гимназии учатся дети с двух лет, мы активно работаем над методиками диагностики особенностей развития детей, активно используем возможности опытных психологов, нейропсихологов, коррекционного педагога и логопеда для своевременных действий, необходимых детям, находящимся в группе риска.

Важно создать культуру принятия в гимназии и развить необходимые профессиональные компетенции педагогов, чтобы выстроить индивидуальную траекторию развития для каждого ребенка с особенными образовательными потребностями: от самых одаренных до самых уязвимых. Это трудно, но если эта ценность будет разделяема сообществом гимназии, все будет возможно. 

Источник: https://www.forbes.ru/forbes-woman/359515-vmeste-ne-strashno-v-chem-polza-i-smysl-inklyuzivnogo-obrazovaniya

Статья об инклюзивном образовании

Инклюзивная возможность

Слободчикова Наталья Владимировна

Слободчикова Н.В.

учитель начальных классов

МБОУ гШахты

«Лицей №3 им академика В.М.Глушкова»

Ростовской области

«Инклюзивное образование в действии».

(из опыта работы)

« Образование детей с особыми потребностями является одной из основных задач для страны.

Это необходимое условие создания действительно инклюзивного общества, где каждый сможет чувствовать причастность и востребованность своих действий.

Мы обязаны дать возможность каждому ребенку, независимо от его потребностей и других обстоятельств, полностью реализовать свой потенциал, приносить пользу обществу и стать полноценным его членом»

Дэвид Бланкет

                   За последние десятилетия в нашей стране увеличилось число детей, имеющих нарушения в развитии в самых разнообразных проявлениях.

Это привело к увеличению числа детей, оставшихся без возможности получить образование, и семей, лишенных социально-психологической помощи ввиду неподготовленности ни законодательной, ни коррекционно-образовательной практики.

Ребенок был изолирован от общества и постепенно утрачивал шанс адаптироваться к жизни в обычной социальной среде.

До недавнего времени детей разделяли на «обучаемых» и «необучаемых». При этом ребенка, которого сочли «необучаемым», вытесняли из системы образования в систему здравоохранения.

Инклюзивное (франц. inclusif — включающий в себя, от лат. include — заключаю, включаю) или включенное образование — термин, который используется для описания процесса обучения детей с особыми потребностями в общеобразовательных (массовых) школах.

Это процесс обучения и воспитания, при котором ВСЕ дети, в независимости от их физических, психических, интеллектуальных и других особенностей, включены в общую систему образования.

Они посещают общеобразовательные школы по месту жительства вместе со своими сверстниками без инвалидности, при этом учитываются их особые образовательные потребности. Кроме того, им оказывается специальная поддержка.

В основу инклюзивного образования положена идеология, которая исключает любую дискриминацию детей — обеспечивается равное отношение ко всем людям, но создаются особые условия для детей с особыми образовательными потребностями.

Первые инклюзивные образовательные учреждения в нашей стране появились на рубеже 1980 – 1990 гг.

так, например, в Москве в 1991 году по инициативе московского Центра лечебной педагогики и родительской общественной организации появилась школа инклюзивного образования “Ковчег” (№1321).

С осени 1992 года в России началась реализация проекта «Интеграция лиц с ограниченными возможностями здоровья». В результате в 11-ти регионах были созданы экспериментальные площадки по интегрированному обучению детей-инвалидов.

Стоит отметить, что в России для детей с инвалидностью создана и успешно функционирует система специального образования. В учебных учреждениях созданы особые условия для занятий с такими детьми — с ними работают врачи и специально подготовленные педагоги.

Но во многом из-за обособленности коррекционных образовательных учреждений происходит разделение общества на инвалидов и здоровых.

В результате конкурентность детей-инвалидов на образовательном рынке низкая и тяга к продолжению образования у них невелика по сравнению с выпускниками обычных общеобразовательных школ.

Суть же инклюзивного обучения как раз в том, чтобы ребята с особенностями развития учились в одном классе со сверстниками, а не в специально выделенной группе (классе) при общеобразовательной школе.

Это предполагает изменение образовательной системы, школы, но не самого ребёнка.

Внимание педагогов при включении детей с ОВЗ в единое образовательное пространство урока или мероприятия акцентировано на возможностях и сильных сторонах каждого такого ученика.

         Модель инклюзивного образования строится на основании следующего социального подхода — нужно изменять не людей с ограниченными возможностями, а общество и его отношение к инвалидам.

Инклюзия признана более развитой, гуманной и эффективной системой не только детей с ОВЗ, но и здоровых учеников. Она дает право на образование каждому, независимо от степени его соответствия критериям школьной системы. Ведь школа — основная сфера жизни ребенка.

Через уважение и принятие индивидуальности каждого из них происходит формирование личности. Вместе с тем, дети находятся в коллективе, учатся взаимодействовать друг с другом, выстраивать отношения, совместно с учителем творчески решать образовательные проблемы.

В связи с этим, можно с уверенностью сказать — инклюзивное образование расширяет личностные возможности всех детей, помогает развить гуманность, толерантность, готовность помогать сверстникам.

             На данный момент в МБОУ лицей №3 имени академика В.М.Глушковаобучается 6 детей с ограниченными возможностями здоровья, что составляет 0,63 % от общего числа обучающихся. В нашей школе нет коррекционных классов, и поэтому все дети обучаются инклюзивно в общеобразовательных классах.

             Со своей новой ученицей я познакомилась на подготовке. Открытое лицо, лучезарная улыбка сразу расположила к девочке. Побеседовав с родителями, я узнала диагноз Софии. Родители очень хотели, чтобы София училась в обычном учебном заведении, но если учитель, психолог дадут отрицательный ответ, то им придется уйти. София прошла тестирование хорошо.

Большие опасения были у родителей и по отношению к девочке учеников, родителей. Беседы с будущими учениками, родителями дали положительный результат. Дети не воспринимали Соню как инвалида. У них своя версия ее недуга: сейчас она болеет, но в будущем обязательно выздоровеет. Родители учеников тоже приняли позицию детей, в беседах акцентировали внимание, что Соня такая же девочка, как и все.

С не надо дружить, играть, общаться.

              Проводя подготовительную работу с детьми, родителями, я тоже испытывала тревогу. Занятия на подготовке длятся не так долго, как учебный день. Как будет чувствовать себя девочка, как пойдет учебный процесс?

Вопросов много, ответы сразу не находишь.

Помогли курсы ИМБП РУДН, по программе «Формирование социальных компетенций детей и подростков, связанных с сохранением, укреплением и обеспечением безопасности здоровья обучающихся, формированием у них культуры здорового образа жизни». Участие во II Всероссийском конкурсе «Инклюзивная школа России – 2015». Этот конкурс дал возможность познакомиться с опытом работы учителей с особыми детьми по всей России.

                   У Сони процесс адаптации к школьной жизни прошел быстрои гладко, а родители долго адаптировались. Они привыкли всегда быть на чеку, ждать негатива от окружающих.

Но видя каждый день как встречают Соню в лицее, какие условия предоставлены, администрация и учителя всегда готовы к раговору, у них тоже закончился период адаптации. Первый сигналом была совместная поездка в зоопарк в г.Ростов – на – Дону. Все привезли массу положительных эмоций.

В прошлом учебном году родителям девочки было предложено поучаствовать в  Областной фестиваль творчества детей инвалидов, но они отказались, мотивируя тем, что эти четыре месяца и так очень насыщены событиями.

Предложив в этом учебном году участие в 1 городском открытом дистанционном конкурсе художественного чтения
 «От сердца к сердцу!» и  14 Областном фестивале творчества детей инвалидов «Мне через сердце виден мир»
Г.Ростов–на-Дону, было принято положительно.

В этих конкурсах Соня получила достойную награду, и это не грамоты, а общение, внимание, и самое главное, она тоже может показать свои способности. Конечно, трудности в обучении будут, но это трудности с которыми встречаются все школьники. У девочки большой потенциал, будем его поддерживать и развивать.

К основным элементам инклюзии можно отнести:

– включение всех детей с различными возможностями в такую школу, которую они могли бы посещать, если бы у них не было инвалидности;

– количество детей с различными возможностями, обучающихся в школе, находится в естественной пропорции в отношении всей детской популяции этого округа в целом;

 отсутствие «сортировки» и отбраковывания детей, обучение в смешанных группах;

– дети с особенностями находятся в классах, соответствующих их возрасту;

ситуационно обусловленное взаимодействие и координация ресурсов и методов обучения;

– эффективность как стиль работы школы, децентрализованные модели обучения.

 Выделяют восемь принципов инклюзивного образования:

– ценность человека не зависит от его способностей и достижений;

 – каждый человек способен чувствовать и думать;

– каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным;

 – все люди нуждаются друг в друге;

– подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений;

–  все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников;

–  для всех обучающихся достижение прогресса скорее может быть в том, что они могут делать, чем в том, что не могут;

– разнообразие усиливает все стороны жизни человека.

Для того чтобы успешно продвигаться в направлении инклюзии, нам следует научиться успешно решать проблемы. Конечно, речь не идёт только о проблемах какого-либо одного ребёнка. Речь идёт о проблемах всей школы, о том, как школе соответствовать потребностям всех её учеников.

Успешное решение проблем по мере их возникновения, основанное на ясной педагогической платформе, общие ценности и позитивное лидерство представляет собой наилучший путь для продвижения школы и класса к  большей инклюзивности.

Решение многочисленных проблем часто является вполне естественным состоянием  для учителей, которые постоянно взаимодействуют с учениками и взрослыми в течение всего дня.

Самым лучшим в инклюзии является то, что при успешном её проведении выигрывают все.

Это и дети с особенностями развития, и без них, одарённые дети,  учителя (имеется в виду совершенствование практики преподавания и повышение квалификации учителей), и всё школьное сообщество в плане совершенствования общего климата и духа  школы.

Тем не менее, существуют давние «поверья» в отношении  обучения детей с особыми образовательными потребностями в общеобразовательной среде.

Например, что дети – инвалиды нарушают процесс обучения всего класса,  что учителя не способны справляться с новыми задачами, возникающими в классе с появлением такого ребёнка,  и что дети с ограниченными возможностями при инклюзии получают недостаточно качественное образование, причём, при такой форме обучения, серьёзно страдает их самооценка. Однако, во многих исследованиях доказывается, что большинство этих «верований»  являются предвзятыми, и не основываются на каких-либо основательных и очевидных фактах. 

 Преимущества инклюзии для детей-инвалидов весьма существенны:

дети с особенностями развития демонстрируют более высокий уровень социального взаимодействия  со своими здоровыми сверстниками в инклюзивной среде по сравнению с  детьми, находящимися в специальных школах.

Это становится особенно очевидным, если взрослые в школе целенаправленно поддерживают социализацию, и если  количество детей с особенностями находится в естественной пропорции по отношению к остальным ученикам в целом.

               В инклюзивной среде улучшается социальная компетенция и навыки коммуникации детей с инвалидностью. Это в значительной мере связано с тем, что у детей-инвалидов появляется больше возможностей для социального взаимодействия со своими здоровыми сверстниками, которые выступают в качестве носителей модели  социальной и коммуникативной компетенции, свойственной этому возрасту.

              В инклюзивной среде дети с особенностями развития имеют более насыщенные учебные программы. Результатом этого становится улучшение навыков и академических достижений. 

               Социальное принятие детей с особенностями развития улучшается за счёт характерного для инклюзивных классов  обучения в малых группах. Дети «переступают» за черту  инвалидности другого ученика, работая с ним  над заданием в малой группе. Постепенно, обычные дети начинают осознавать, что у них с детьми-инвалидами много общего.

               В инклюзивных классах дружба между детьми с особенностями и без особенностей становится более обычным делом.

   Особенно явно это в тех случаях, когда дети-инвалиды посещают школу неподалёку от своего места жительства, и, следовательно, имеют больше возможностей встречаться со своими одноклассниками вне школы.

Учителя играют ведущую роль в  установлении и укреплении такой дружбы.

Необходимо также сказать, что существование инклюзивных школ позитивно сказывается на типично развивающихся детях, а не только на учениках с инвалидностью.

Помогая сверстникам с ограниченными возможностями активно участвовать в образовательной и социальной деятельности, обычные дети, незаметно для себя, получают важнейшие жизненные уроки.

Этот положительный опыт заключается в росте социальной сознательности, в осознании отсутствия различий между людьми, в развитии самосознания и самооценки, в становлении собственных принципов, и последнее, но не менее важное – способствует искренней заботе и дружбе.

              Таким образом, можно сделать вывод, что современная общеобразовательная программа должна включать изменения и условия, необходимые для успешной реализации инклюзивного образования, а именно – принятие индивидуальности каждого отдельного учащегося и удовлетворение особых потребностей каждого ребенка.
by HyperComments

Источник: https://solncesvet.ru/opublikovannyie-materialyi/statya-ob-inklyuzivnom-obrazovanii/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.